Бари Алибасов: «Если со мной всё плохо, пускай все об этом знают!»

374 просмотров

Загадочное исчезновение любимого кота случилось во вторник после пресс-конференции (она проходила во дворе дома, где живет продюсер, в Мерзляковском переулке), на которую пришли человек 70 журналистов.

После они поднялись в квартиру Алибасова. Именно в этот момент, когда толпа людей с камерами и микрофонами заходила, кот втихаря выскочил за дверь. Может, испугался, а может Чуче надоела жизнь в золотой клетке. Он и раньше норовил удрать.

— Отец очень боялся, что кот сбежит, следил за ним, — рассказал нам Бари Алибасов-младший. — Квартира специально оборудована под кота: восемь поилок с циркулирующей водой, шесть кормушек, куда еда автоматически подсыпается. Даже есть игровая комната, в которую слетаются голуби, чтобы Чуче было с кем поиграть. В этой квартире он может вести совершенно автономное существование. И вот надо же — сбежал! Я очень переживаю, что он на улице. Для отца это большая трагедия. Папа может в любой момент попросить привезти к нему в больницу кота.

Когда я сегодня пришел к нему в палату — отец наконец меня узнал, — первое, о чем он спросил: «Как мой кот?». Я соврал, что с котом все в порядке. Попросил заведующего отделением папе ничего не сообщать: новость-то уже гуляет по Интернету. Надеюсь, мы Чучу оперативно найдем. (телефоны группы «На-На»: 8-925-771-08-02, 8-495-691-52-92 или 8-916-360-12-12).

— Ну а вообще как Бари Каримович?

— К нему вернулась память, он вспомнил, что я его сын, а он — Бари Алибасов. Но временная шкала пока не настроилась. Отцу кажется, что в больницу он попал вчера. Потом он начал петь романсы, вспомнил события 20-летней давности. Но я рад, что он уже правильно воспринимает себя.

— Что говорят врачи: каково дальнейшее лечение?

— На 10-ый день после ожога сделают финальную гастроскопию. Это очень больно, но надо видеть, как заживают внутренние ожоги. Сегодня — день 7-й. Поэтому в ближайшее время врачи будут говорить: отец в стабильно тяжелом состоянии. Когда болячки на месте ожогов начнут отрываться (как раз на 10-ый день), под ними могут появиться ранки. Сказать, что риск кровотечения позади, можно только после гастроскопии. Поэтому отец находится под круглосуточным наблюдением. В любом случае не меньше недели он проведет в реанимации.

— Вот еще одна тема: Ксения Бородина раскритиковала вас за то, что опубликовали селфи с очнувшимся после медикаментозного сна отцом. Наверное, вас осуждает не только она…

— Вне зависимости от того, что думают другие, я будут выкладывать фотографии, потому что так бы сделал отец. Мой папа с трубкой, торчащей из горла, когда врачи делали ему промывание, заставлял своего помощника снимать на камеру, как его рвет. Он тогда сказал: «Если я при cмeрти, пускай все об этом знают!». Это было перед тем, как его погрузили в скорую и повезли в больницу. Все, что я делаю сейчас, — это воля отца.

Фотографии, которые попали в СМИ, делал лично он. Это селфи. И для меня важно не мнение посторонних людей, а то, что мой отец знает: я делаю все, как он хочет. А он такой: голый, небритый, да еще в реанимации, но ничего не стесняется, потому что даже в таком состоянии он остается Бари Алибасовым.

Источник